• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рупейздец (список заголовков)
12:40 

Зарождение рупейды)

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
Можно было бы расписать на тысячу строк, как именно и где зародилось сие... но не стоит)))
Рупейда просто появилась:alles:

@темы: программа-минимум: захват мира, рупейздец

15:56 

8 фактов о Рупейде

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
1. Рупейда — это явление.

2. Рупейда существует. Это доказанный факт.

3. Рупейда не имеет рода и числа, поэтому может быть любого рода в единственном числе. Однако чаще Рупейда встречается во множественном числе. Потому что её много.

4. Рупейда склоняется в соответствии с правилами русского языка. Или без соответствия. Зависит от настроения.

5. От Рупейды невозможно спрятаться или скрыться. Рупейда всё равно настигнет.

6. Рупейду нельзя призвать. Она сама приходит и воцаряется.

7. По каждому вопросу Рупейда имеет своё мнение. Это единственное мнение, которое её волнует.

8. Рупейда не терпит пафоса и унылого говна. И молчать в тряпочку при виде этого она не станет.

@темы: программа-минимум: захват мира, рупейздец

00:26 

Интервью с выжившими героями. Выпуск 2

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
Дамы и господа, мы рады вновь приветствовать в нашей студии всеми любимых героев! Тема нашего сегодняшнего шоу — «Однострочники 16-го дня». Малая форма, большое содержание, глубокий смысл — достигни гармонии! (Есличо, это проплаченная реклама была).

Итак, поприветствуем наших дорогих гостей! Герцог Алва, вам слово. Что вы можете сказать о новом для фандома мероприятии?
Алва: Прежде всего хотелось бы отметить, что большая часть фандома, похоже, вообще слабо представляет себе, что такое однострочники и зачем они нужны.
Ну, мы думаем, что организаторы об этом догадывались. Они же честно продемонстрировали свою готовность на первых порах закрыть глаза на многие погрешности. Но что вы скажете о самих исполнениях?
Алва: Они в большинстве своём удручают меньше, чем заявки.
Среди исполнений затесался откровенно анекдотический выпад в ваш адрес. Как вы можете его прокомментировать? Вас это задело?
Алва: Если бы меня задевал каждый рассказанный обо мне анекдот, население Олларии могло бы опасно сократиться. Вплоть до угрозы вымирания.
Большое спасибо за ваши слова! Полагаем, наши слушатели извлекут из этого выпуска много полезного для себя. А сейчас слово герцогу Окделлу. Сударь, а что вы хотели бы сказать нам о фесте?
Окделл: Да кто вообще все эти говорящие кошки?!
Алва: Юноша, это — мудрые коты различных народов, которые специально собрались, чтобы задать вам один животрепещущий вопрос... на который вы, по своему обыкновению, затруднились дать развёрнутый ответ. Никто, впрочем, и не ждал.
Окделл: Эр Рокэ!!
Придд: Окделл, сдерживайте ваши красивые порывы. Не надо устраивать здесь... алвадик.
Окделл: Придд! Вы...
Господа, господа, давайте будем терпимы друг к другу. Герцог Придд, не могли бы вы, в свою очередь, прокомментировать исполнения и заявки «Однострочников»?
Придд: Как гласит одна старая поговорка, первый блин всегда бывает неспецифической формы.
Но ведь вас убили в одном из исполнений, хотя заявку можно было трактовать двояко. Как вы к этому относитесь?
Придд: Видимо, уже никак. Меня же убили.
И вас это ничуть не огорчает?
Придд: Если вы жаждете выслушать долгий и проникновенный рассказ о тяжёлой жизни и пламенной любви, вам следовало пригласить Савиньяка.
Алва: Не могу не согласиться. Младший Савиньяк с Окделлом разнесли бы вам студию гораздо быстрее.
Герцог!
Алва, Придд, Окделл: Вы это мне?
Кхм... Господин Первый Маршал, вопрос к вам. Одно из исполнений на «Однострочниках» изображало вас... э-э... без штанов и за весьма интимным занятием. Каково ваше отношение к этой новой тенденции?
Алва: Новой? Изображение меня без штанов и за интимными занятиями — далеко не новое веяние в фандоме. Хотя занятия, конечно, могут различаться.
И как вы смотрите на изображение именно этого?
Алва: Могу разве что порадоваться разнообразию фикрайтероской фантазии, оно так редко встречается...
Герцог Окделл, скажите, пожалуйста, как вы смотрите на ваше выставление в отличном от канона, положительном свете?
Окделл: Мне нравится, что люди в меня верят.
Придд: Логично. Должно же это хоть кому-то нравиться.
Окделл: Вы, Придд, такой же скользкий гад, как и всегда!
Придд: Зато вы, герцог, сегодня выставляете себя ещё большим... вепрем, чем обычно.
Окделл: По-вашему, мне не может быть приятно, что меня любят?!
Придд: По-моему, ограничивать вас в получении удовольствия бессмысленно. Раз уж вы уверены, что вас в принципе можно любить...
Господа, господа! Давайте не будем обсуждать столь малоприятные темы. Достоверно известно, что в фандоме есть множество людей, питающих к герцогу Окделлу очень тёплые чувства. Не будем их задевать, обсудим лучше организационные моменты «Однострочников». В последние дни модно было ругать заявки и исполнения, а также выражать непонимание отдельных пунктов правил. Как вы можете это прокомментировать?
Алва: Не вижу смысла в обсуждении того, что в данном фандоме постоянно и неизбежно. Единственное, что эти люди никогда не станут поливать грязью — своё эго.
Окделл: Те, кто ругает исполнения и заявки фестов, никогда не забывают повторить в конце, что единственное, что их радует — их собственные тексты на этом фесте.
Придд: Пожалуй, впервые могу согласиться с герцогом Окделлом. Впрочем, любители опрокинуть на чужие тексты ведро нечистот никогда не забывают указать, что им, помимо собственных, понравились ещё полтора-два исполнения. Полагаю, делается это затем, чтобы преданные читатели, тоже написавшие что-то на фест, могли принять эти слова на свой счёт и не обижаться на хейтера.
Окделл: Я считаю, что такое поведение просто недостойно!
Алва: Да уж, юноша, вам ли не знать.
Окделл: Но, монсеньор, я никогда не поступал и не поступил бы подобным образом!
Придд: Естественно, куда вам до этого додуматься...
Господа, господа! Пожалуйста, давайте обойдёмся без взаимных оскорблений, ведь у нас ещё письма.
Алва: Так, может быть, вы их огласите?
Слушаем и повинуемся Первому Маршалу, рады служить Талигу и всё такое. Мы обязательно их огласим, но сейчас пришло время короткой рекламы. Спонсор нашего сегодняшнего выпуска:



Итак, первое письмо... Просим прощения, оно адресовано Эмилю Савиньяку, но он, к сожалению, не смог явиться в эту студию.
Алва: Уж не потому ли, что она у вас трёхместная?
Мы всё же полагаем, что графа отвлекли какие-то важные дела. Однако, поскольку письмо не является личным... Речь идёт об употреблении винограда.
Алва: Полагаю, Эмиль некоторое время не сможет его видеть даже на картинках. Какой следующий вопрос?
Следующий вопрос адресован уже вам, герцог. Некто А.Бишоп интересуется, входила ли в ваши планы женитьба на Айрис Окделл. Если да, то как скоро, если нет, то поче...
Айрис: Что за глупые вопросы, конечно, да!
Кхм, мы не припомним вас в списках приглашённых...
Айрис: Это ерунда, я всё равно пришла. На этих Однострочниках понаписано столько глупостей! Конечно, монсеньор на мне женится!
Окделл: Айри! Эр Рокэ!
Алва: Юноша, снимите с меня вашу сестру.
Окделл: Но, монсеньор... вы действительно на ней женитесь?!
Айрис: Разумеется, да! Зачем мне какой-то Давенпорт, вы ещё герцога Придда предложите!
Алва: Да, юноша, конечно, я на ней женюсь! Вот только выйду отсюда и сразу побегу за обручальными браслетами. И не вернусь...
Айрис: Ах, монсеньор, я тоже так вас люблю!..

Дамы и господа, позвольте на этой радостной ноте закончить наш сегодняшний выпуск. Объединение любящих сердец — это всегда прекрасно!.. Герцог, поставьте, пожалуйста, микрофон на место. Он всё равно не работает. Да, мы в курсе, что он тяжёлый... До свидания, дорогие слушатели! До встречи в следующем выпуске! Да пребудем с вами мы!
запись создана: 19.08.2011 в 23:20

@темы: тварьчество, рупейздец, программа-минимум: захват мира, О_Э

09:29 

lock Доступ к записи ограничен

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:47 

Интервью с выжившими героями. Выпуск 4

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
Доброго времени суток, дамы и господа! Заждались? А это снова наше шоу, представьте себе. Итак, позвольте представить вам сегодняшних гостей нашей студии! Выживших после очередного тура «Однострочников 16-го дня» героев представляют сегодня: Вернер фок Бермессер, Ротгер Вальдес, швабра Ротгера Вальдеса...

Айрис: Да как вы смеете!
Простите, но речь идёт о настоящей швабре, вон той, с длинной ручкой, которую господин Вальдес так красноречиво наставляет на... Э-э, мы-то ещё ничего не сказали!
Вальдес: Не дёргайтесь, я проверяю прицел.
Итак, кроме вышеперечисленных господ, сегодня у нас в гостях Айрис Окделл (поприветствуем! Громче! Аплодисментами, а не свистом!..) и... Простите, сударь, а что вы тут делаете?
Альдо: А я Анакс.
Мы, конечно, соболезнуем, но где Рокэ Алва, которого мы приглашали?..
Альдо: Я за него.
А что, он не мог прислать вместо себя кого-нибудь другого?
Альдо: Он был не в том положении, чтобы посылать кого бы то ни было.
Вальдес: Если вы, сударь, что-то сделали с соберано...
Но-но, господин вице-адмирал, не надо никого знакомить с вашей шваброй!
Вальдес: Я, скорее, хотел предложить знакомство с альмиранте, хотя спасибо за идею.
Господа... и дамы! Давайте, наконец, перейдём к теме нашего выпуска. Конечно, очень жаль, что с нами нет Первого Маршала, которому мы хотели задать несколько вопросов... Но и Анакс тоже сойдёт. Однако начнём с наших горячих моряков. Господин Вальдес, ходят слухи, что ваша швабра — это своеобразная форма мести за порванную на райос задницу?
Вальдес: Нет, месть — это применение швабры не по прямому назначению.
И как же вы её применяете?
Вальдес: Как придётся. Например, гусей гоняю... Вон того особенно.
Бермессер: Да как вы смеете!
Вальдес: Не шипите, Вернер, а то я вас поганой шваброй...
Бермессер: Хам! Бергер и дикарь!
Господа, давайте не будем опускаться до взаимных оскорблений.
Вальдес: Взаимных? Впрочем, если вы настаиваете...
Ни в коем случае! У нас цивилизованное шоу. Кстати, спонсор нашего сегодняшнего выпуска — тапкоприманиватель «Эль-Г». Все тапки будут ваши! Теперь с ароматом фиялок.
А теперь традиционный для нашего шоу вопрос: что вы можете сказать об этом туре? Что вам понравилось и, конечно, что не понравилось?

Вальдес: Как видите, мне очень приглянулась идея со шваброй.
Бермессер: А мне, как видите, нет! И уберите от меня этого маньяка!
Но, сударь, ведь он ничего вам этой шваброй не сделал.
Бермессер: Ну и что? А он может! Вы только посмотрите на эту марикьярскую рожу! К этим бергерам ни на секунду нельзя поворачиваться спиной...
Вальдес: Если только вы не фельпец с пушками на корме. Хотя, знаете, господину Кальдмееру вот тоже понравилось.
Бермессер: Что возьмёшь с оружейника!
Вальдес: Кроме того, что на нём лежит?..
Господа, напоминаем, что в беседе всё же следует придерживаться темы выпуска...
Вальдес: Мы придерживаемся! Вот швабра.
Ладно, придерживайтесь дальше... А у нас вопрос к господину в белых штанах.
Альдо: Я Анакс.
Хорошо, у нас вопрос к господину Анаксу, раз уж Первый Маршал где-то бродит. Сударь, как вам...
Альдо: Я не сударь, я государь.
Знаете, а нам, мягко говоря, по барабану. Сударь, скажите, как вам нравятся однострочники с вашим участием? В этом туре их было мало, но всё же...
Альдо: Никак они мне не нравятся. Сущая ерунда и ни слова о величии Золотой Анаксии.
То есть, например, ваша предсмертная попытка образумить Окделла, кажется вам малоправдоподобной?
Альдо: Такой же бред, как и всё остальное.
Понятно. И последний вопрос...
Вальдес: Пусть расскажет, куда дел Рокэ.
Айрис: Да! Я хочу знать, где монсеньор! Почему он не смог придти?!
Давайте отложим этот вопрос? Айрис, ответьте тогда вы нам: какого вы мнения об однострочниках с вашим участием?
Айрис: Какая гадость! Мы с Сэль просто подруги! Эти фикрайтеры вечно напишут всякую мерзость...
Как, например, победивший в этом туре вальдмеер? Скажите, вот вы, будучи девушкой, как относитесь к подобным произведениям?
Айрис: А там разве было что-то неприличное?..
Альдо: Не каждому дано понять тонкость фикрайтерских намёков... Я, разумеется, не вас, Айрис, имею в виду.
В этом туре отчётливо преобладал стёб. Скажите, как вы к нему относитесь?
Альдо: Не смешно.
Вальдес: И ни слова о величии анаксии, да-да... Где Первый маршал, паразит?!
Бермессер: Дурацкая шутка со шваброй!
Вальдес: А я поржал.
Айрис: Дурацкие анекдоты!
Вальдес: Над этим я тоже поржал.
Айрис: И где монсеньор?!
Хуан: Мне тоже очень интересно...
Э, сударь, вот вас мы точно не звали! Или вы тоже за Алву?
Хуан: Я за Алвой.
Вальдес: Вот этот господин в белых портках утверждает, что заменяет здесь соберано. Можете взять его.
Хуан: Обязательно возьму. Прямо здесь.
Альдо: Эй! Это что за шуточки?!
Вальдес: Где Рокэ, а, ваше белоштание?
Айрис: Куда вы дели монсеньора?!
Хуан: Спокойно, доры, сейчас он нам всё скажет... медленно и подробно.
Подождите! У нас ещё письма читателей.
Хуан: Передайте им, что мы их любим. В особо извращённой форме.
Передать это письмам или читателям?
Хуан: И тем, и другим.
Бермессер: Э-э... я, пожалуй, пойду...
Альдо: Да! Я тоже!
Вальдес: Сидеть!
Айрис: Бей его!
Вальдес: Обязательно. У меня швабра есть.
Хуан: А у меня — кэналлийская сущность.
Айрис: А я ему глаза повыцарапаю!

...дорогие друзья, на сей радостной ноте мы вынуждены прервать наше шоу, пока оно не вышло за рамки оговоренного рейтинга. Увидимся в следующем выпуске! Мы торжественно клянёмся приглашать отныне только мирно настроенных героев и обязательно — Рокэ Алву... До встречи! Да пребудем с вами мы!..

@темы: О_Э, программа-минимум: захват мира, рупейздец, суровые будни боевых пидорасов, тварьчество

23:35 

Сказ о фиалках Ротгера Вальдеса

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
У каждого — своё хобби. Например, Питер Блад разводил герань, эпизодически роняя ящики с нею на головы повстанцев. А вот у Ротгера Вальдеса были фиалки.
Изначально фиалки в его дом притащила тётушка, считавшая, что на каждом окне обязательно должны быть цветы. Вальдес её мнения не разделял, но и в спор вступать благоразумно не рисковал. Фиалки же он тихо возненавидел.
За спиной тётушки он проделывал с цветами ужасные вещи. Он швырялся горшками в назойливых кэцхен, «случайно» ронял их за окно, в общем, всячески издевался над бедными фиалками.
Всё изменилось после того, как вице-адмирал нашёл свою любовь.
Однажды Кальдмеер застал его за самозабвенным ощипыванием розовой фиалки. Бешеный отрывал лепестки по одному и что-то бормотал себе под нос.
— Зачем ты мучаешь фиалку? — спросил он.
— А зачем она такая фиалка? — пробурчал Ротгер.
— Оставь фиалку в покое, — потребовал Кальдмеер, обнимая его за плечи. — Она же не виновата, что такая нежная и трепетная.
— Они меня достали, фиалки эти, — пожаловался Вальдес.
— А ты попробуй их пожалеть. Представь, как им нелегко живётся в этом жутком некуртуазном мире, — посоветовал Олаф.
И Бешеный представил. Поскольку воображение у него было богатое, иногда даже слишком, то представил он крайне чётко. Во всех подробностях.
И тогда он проникся. Ему стало жалко фиалки. Он вспомнил, как издевался над бедными растениями, и почувствовал стыд. Прослезился над ощипанной фиалкой и твёрдо решил немедленно исправить положение.
Вальдес пообещал себе загладить свою вину перед фиалками. Не только перестал их ощипывать, но даже взялся поливать каждый день. Фиалки зацвели и запахли — им, в общем-то, только дай волю, они так зацветут...
Постепенно в доме вице-адмирала все подоконники заставились горшками с разнокалиберными фиалками, цветущими всеми цветами радуги. Даже уходя в море, он обязательно брал с собой пару фиалок. Остальные он поручал поливать тётушке, не доверяя это важное дело безответственным кэцхен. В море на солёном воздухе фиалки цвели и колосились ещё борзее.
И вот, разделавшись с Бермессером, Вальдес немедленно потащил Ледяного смотреть на разросшуюся коллекцию фиалок.
— ...А это, — сообщил он с законной гордостью, указывая на огромный куст с волосатыми лопухами листьев и синими цветами величиной с блюдце, — особый сорт! «Глазки смерти» называется!
Олаф только вздохнул.
Чем бы дитя не тешилось, лишь бы на Мэллит не вешалось.



@темы: рупейздец, О_Э, суровые будни боевых пидорасов, тварьчество

00:09 

Немного цветов

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
23:47 

Вальдмеер, арт

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
Допускающий, на наш взгляд, максимальное число толкований при максимальном же сходстве персонажей с канонным описанием, а потому являющийся идеальным.


@темы: О_Э, рупейздец, суровые будни боевых пидорасов, тварьчество

23:37 

Пирожки про рупейду, вальдмеер и альтернативные способы размножения

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
Поэма о яйцах

прорезал вальдес дырку в кресле
и мышеловку подложил
ещё неделю от альмейды
по огородам убегал


...

я не боюсь гордился руппи
и голой задницей сверкал
но вот пришел за ним альмейда
и парня жизни научил

два дня несчастный руппи плакал
латая рваный в клочья зад
пока ему смышлёный олаф
туда заплатку не пришил

мой адмирал воскликнул руппи
а вдруг заплатка отпадет
не отпадет ответил олаф
ведь я пришил туда мораль

пришёл к кальдмееру альмейда
с тяжёлым топором в руках
сказал что нефиг адъютанту
заплатки к жопе пришивать

но тут в окно ввалился вальдес
в альмейду запустил свеклой
сказал не трогай ледяного
ведь он отец моих детей

твоих детей альмейда ахнул
и громко в обморок упал
злорадно вальдес ухмыльнулся
и олафу вручил морковь

твоих детей моргнул кальдмеер
и взял с опаской корнеплод
а почему я их не видел
и алименты не платил

ты не успел хихикнул вальдес
потом подумав пояснил
когда родятся всех увидишь
все впереди не торопись

а сколько их примерно будет
заволновался адмирал
я не считал ответил вальдес
и показал ему гнездо

мы в жизни столько не прокормим
сказал кальдмеер сосчитав
бюджет прикинул минимальный
и радости не ощутил

не бойся олаф нам помогут
фандом гайифа и анэм
а тетушка откроет садик
и будет нянчиться с детьми

допустим так сказал кальдмеер
но почему они ответь
так улыбаются ехидно
светясь при этом в темноте



а потому ответил вальдес
что ночь и спят они давно
а вот проснутся будут искры
пускать и радостно вопить

...

в волнах с утра резвился ротгер
за рыбой весело нырял
вздыхал кальдмеер наблюдая
за шустрым мужем из гнезда

пищали яйца довольно
и голубели на глазах
переворачивал их олаф
и пух порядочно щипал



:popcorn::popcorn::popcorn:

@темы: тварьчество, суровые будни боевых пидорасов, рупейздец, О_Э

20:48 

Теория Большого Взрыва

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
02:21 

Гимн Рупейде

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
1.
Увидел Олаф как-то вдруг,
Что Руппи дрочит в полумраке,
И парню надавал по сраке -
Так завершился кальденбург.

*печальный проигрыш*

2.
Несчастный Руппи весь страдал -
Рамону плакался в жилетку,
И тот не выдержал, и детку
В углу безлюдном приласкал.

припев:
О нет! О да! О да! О нет же! -
Все доносилось из угла,
А ночь над крышами текла
И опустевшим побережьем.

3.
Хэхей и ой, бескрайний север!
Вот так из темноты угла
Рупейда в мир людей пришла,
А был всему виной вальдмеер!

припев:
О нет! О да! О да! О нет же! -
Все доносилось из угла,
А ночь над крышами текла
И опустевшим побережьем.

@темы: тварьчество, суровые будни боевых пидорасов, рупейздец, О_Э

01:46 

Внимание! Внимание! Дорогие сограждане! Сейчас о том, что касается каждого...

Мы растопчем твой унылый моск! (с)
В честь дня рождения Ротгера Вальдеса, Весеннего Излома, хорошей погоды и тёплой весны мы, Рупейда, представляем:

Спектакль по мотивам «Властелина колец» в переводе Гоблина.


В ролях:

Пендальф Серый – Р. Вальдес
(Вальдес: Бля, почему я?!
Альмейда: По алфавиту.
Вальдес: Ни хрена не понимаю в алфавите…)
Фродо Беггинс – Р. Альмейда
(Альмейда: Почему я?!
Худ.рук.: Потому что это проще, чем калечить кого-то в финале).
Сэм – А. Салина
Арагорн – Р. Алва

(Алва: Ну, блин, а вы чего-то другого ждали?)
Гимли – Х. Салина
(Салина: Я не буду ходить с бородой!
Алва: Зато ты сможешь трахать Леголаса)
Леголас – Ф. Аларкон
(Аларкон: Кто-кто будет меня трахать?!
Салина: Иди сюда, моя прррэлэсть!
Алва: Так-так, это не твой текст!)
Арвен – Л. Джильди
(Джильди: Почему я баба?!
Худ.рук.: Зато тебя будет трахать Арагорн.
Алва: Я не хочу его трахать!
Худ.рук.: А придётся…)
Элронд – Ф. Джильди
Галадриэль с мужем – чета Вейзель

(Вальдес: Тётушка?! В моей родне затесались эльфы?!
Юлиана: Ротгер, не накаляй обстановку)
Сарумян – О. Кальдмеер
(Кальдмеер: Ротгер, какого мы играем здесь каких-то бородатых старцев?
Вальдес: Видишь ли, в фандоме бытует мнение, будто вальдмеер – это пэйринг антиквариата… Надо соответствовать)
Боромир – Р. Фок Фельсенбург
(Руппи: Кто-кто я?
Худ.рук.: Самого себя сыграешь. Пафосное обнаглевшее хамло.
Рупейда: хи-хи)
Назгулы – ансамбль кэцхен
И Горлум в роли Горлума


Акт I

Сцена 1


Вальдес, украшенный давно не стиранной бородой и такими же усами, бредёт по сцене, помахивая посохом. За ним следует толпа массовки, изображающей детвору, и орёт.

Толпа: Пендальф, покажи фейерверк!

Вальдес оборачивается и сыплет синими искрами из глаз. Толпа с визгом разбегается.

Сцена 2


Посреди сцены высится стена с канализационным люком посередине. Над люком висит табличка «Посторонним на».

Пендальф: Дыра – это нора. А нора – это хоббит.

Вальдес стучит в люк посохом. Люк открывается и из него высовывается голова Альмейды.

Фродо: Пендальф, млять, какого хрена?!
Пендальф: А типа в гости пригласить, на чай?
Фродо: Ладно, фиг с тобой, заходи, всё равно не отстанешь…

Вальдес заползает в люк.

Сцена 3


Пендальф: Карьяра, застрял! Это все потому, что у кого-то слишком узкие двери!
Фродо (высовываясь из секретного люка побольше): Нет! Это потому, что кто-то слишком часто заходит пить чай и выжирает всю ведьмовку!
Пендальф: Не всю!
Фродо: Не возражать!

Худрук появляется на сцене и дает Пендальфу пинка. Тот со свистом проваливается под сцену.
Музыкальный фон: Прощание славянки.


Сцена 4


Пендальф сидит у Фродо на кухне и пьёт чай.

Фродо (мрачно): Ещё чего-нибудь хочешь?
Пендальф (оживляясь): А что, разве ещё что-нибудь есть?
Фродо: Ты всё выжрал, паразит, одно кольцо осталось.
Пендальф: Во, точно, кольцо! Я же помню, что я тут по делу…

Худрук шипит из-под сцены: Кольцо!.. Шшшир, Бэггинс...

Пендальф: Короче, Фродо, бери-ка ты своё кольцо и мотай в этот, как его… Ривендэйл.

Худрук из-под сцены: Вальдес, бля, ещё раз припрёшься на репетицию пьяный и без шпаргалки!..

Фродо: А на кой? Меня и тут неплохо кормят.
Пендальф: Щас покажу феньку (берёт Кольцо, нагревает зажигалкой) Здесь написана какая-то сакральная фигня, надо решить, чё с этой хреновиной делать согласно инструкции.
Фродо: Так я здесь причем?
Пендальф: Так кольцо же твое!
Фродо: Бля, ну я влип!
Голос из-под сцены: Нихуя себе влип!
Фродо: (крепкий марикьярский мат)

Пендальф тащит за ухо из-под сцены худрука.

Худрук: Не тот, мать твою за ногу!
Пендальф: Зачем мать? У меня тетушка есть.

Роняет худрука под сцену. Вылавливает Берто из-под сцены.

Берто: Не ешь меня, я Арагорну нажалуюсь!
Фродо: Вместе нажалуемся! Так что ты со мной пойдешь, свидетелем.
Пендальф (печально): Стукачи.
Худрук: Всех убью, один останусь.
Пендальф: А я пока у Сарумяна словарь одолжу, в смысле, совет спрошу.
Фродо (ехидно) : А чем расплачиваться будешь? За совет?
Пендальф: Договоримся.
Худрук: Извращенцы.

Сцена 5


Фродо и Сэм ходят зигзагами по сцене, держа перед собой карту. Музыкальная тема: Куда идём мы с Пяточком…

Фродо: Бля, ни хрена не понимаю! Эта дорога должна быть здесь…
Сэм (робко): Альмиранте, это ж лоции…
Фродо: Убью Вальдеса, тьфу ты, Пендальфа!

Сцена 6


На пороге Ортханка Сарумян встречает Пендальфа с распростёртыми объятиями.
*** пять минут сурового дриксенского порно с бородами, ремнями и сапогами.

Сцена 7


Фродо и Сэм продолжают блуждать по сцене.

Сэм: Бля, похоже, реально заблудились.
Фродо: Убью Пендальфа.
Сэм: Да ладно, вон, смотри, кэцхен стоит, давай её спросим… Эй, кэцхен, ты не знаешь, как добраться до Ривендэйла?
Назгул: Я не кэцхен, я назгул.
Фродо: Кто-кто?
Сэм: Хрен знает, съёбываем!!11

Съёбывают.

Сцена 8


*** ещё пять минут сурового дриксенского порно.

Сцена 9


Фродо и Сэм съёбывают от назгула. Из кустов доносится «Собачий вальс».

Сэм: Это что?
Голос из кустов: Это я.
Сэм (радостно): Дядя!
Худрук: Не по сюжету!

Кусты торжественно раздвигаются и из них выезжает Алва верхом на рояле.

Фродо: Наконец-то!

Альмейда радостно несётся навстречу роялю и стаскивает с него Алву.

Арагорн (полупридушенно): Задушишь, придурок!
Худрук: Больше секса! Тьфу ты, ну-ка живо вспомнили сюжет.
Фродо (вспоминает сюжет): Рокэ, ты кто?
Арагорн (отряхиваясь): Я тот, кто знает, куда идти.
Фродо: Блин, а зачем туда идти, ты не знаешь?
Арагорн: А это знает Пендальф. Вот придём – и спросим.

Сцена 10


Кальдмеер сурово трахает Вальдеса, разбивая им зеркала, опрокидывая комоды и прочие предметы меблировки.

Пендальф: Слушай, я вообще как бы по делу…
Сарумян: Gut, sehr gut!

*** ещё пять минут сурового дриксенского порно.

Сцена 11


Арагорн: Пендальф здесь, определенно, был.
Сэм: Почему?
Арагорн: Да вот, пустые бутылки валяются, вон, даже гандон использованный есть.
Худрук: Черт, это мой.

Все дружно изображают фамильный фэйспалм.
Под звуки канкана на сцену выбегают кэцхен в чёрных балахонах.


Назгулы: Мааальчики, чай? Кофе? Потанцуем?..
Фродо: Ром, ведьмовка, полежим?
Худрук: Бляяяяяяяяяя…

*** пять минут жаркого марикьярского порно

Худрук (ехидно): А у одной из них астральный сифилис!

Немая сцена.
Кэцхен со смехом разбегаются.


Фродо (трагическим шёпотом): Блять, я трахался со всеми!..
Арагорн (из другого угла сцены, не менее трагическим шёпотом): Блять, я трахался с Рамоном.
Сэм (сквозь слёзы): А я не успееееееел…

Минута печальной музыки, чтобы подчеркнуть трагичность момента.

Арагорн: Ладно, ближайший кожвендиспансер находится в Ривендэйле.
Фродо: Так идем!

Музыкальный фон: песенка Хиля - Трололо.
Худрук мерзко хихикает.


Сцена 12


Сарумян (обозревая развороченный кабинет) : Так ты зачем приходил?
Пендальф: А, я же хотел у тебя словарь одолжить.
Сарумян: А зачем?
Пендальф: А понять, что ты несешь, когда кончаешь.
Сарумян: Так давай повторим, я сразу переведу.

Еще пять минут сурового дриксенского порно.

Сцена 13


Арагорн: Фродо, а ты чего такой грустный?
Фродо (странным голосом): Да что-то живот прихватило.
Сэм: Это астральный сифилис!

Фродо начинает нервно икать.

Арагорн: Идиоты!11 Ладно, сейчас травки заварим, полегчает.

Арагорн достает из сумки травку, все дружно закуривают.

Худрук: А ну прекратить разгильдяйство!
Арагорн: О, крокодил полетел!
Сэм: А вот гусь хрустальный побежал…
Фродо (мрачно): А живот все равно болит…
Голос из-за сцены: Так вот ты какой, астральный сифилис… Ни разу не слышал!
Худрук: Бешеный, заткнись по-хорошему!
Голос из-за сцены: А накажи меня?
Другой голос из-за сцены: Я тебя сам накажу!

Из-за сцены вылетает сапог и доносятся звуки сурового дриксенского порно.

Сцена 14


Печальная компания из двух хоббитов и одного Арагорна сидит у костра в чистом поле. Вдруг из-за угла выплывает слегка небритый Луиджи в полупрозрачной зелёной юбке и с воооот такими картонными ушами.

Арагорн: Сгинь, глюк!
Арвен: Я не глюк, я твоя невеста!
Арагорн (меланхолично): Хороший косячок был, жаль, быстро кончился…
Фродо: Товагищи, что пгоисходит?.. Что это за хегня?
Сэм: Мать героина… ><
Арвен: (испуганно) Создатель! Это же первый признак астрального сифилиса! Если его не лечить, он превращает жертву сначала в Ленина!
Фродо: (не менее испуганно) А потом?
Арвен: (наставительно) А потом – в зеленую плесень...
Все: (облегченно) Фууух…
Арвен: (продолжая) … а потом – в Ричарда Окделла!
Арагорн: Это слишком жестоко. Второго я не вынесу.
Арвен: Значит, вынесем этого! (в сторону) Чтобы ты, милый, не заразился.
Арагорн: Так тащи!

Арвен, отчаянно кряхтя, тащит Фродо по сцене. Он старательно прикидывается зеленой плесенью и тихо похрюкивает.
Арагорн фэйспалмит.


Сцена 15


Пендальф тихо крадется по сцене в одних подштанниках, но по-прежнему в бороде. Под мышкой зажат словарь.

Голос Сарумяна из-за сцены: Ты куда собрался?
Пендальф: Дела требуют, Родина зовет!
Выходит грустный Сарумян: А попрощаться?..

Еще пять минут сурового дриксенского порно.

Сцена 16


Арвен, пыхтя и ругаясь, тащит Фродо через сцену. Под звуки канкана выбегают кэцхен в черных балахонах.

Назгулы: Айнанэнанэ, кучерявенький!
Фродо: Хрю!
Арвен: Брысь!
Назгулы: Фу, пративные!
Фродо (мрачно): Мы уже дотанцевались.

Фродо пытается убежать, но бежит не в ту сторону.

Арвен: Ааа, спасите!

На сцену выезжает Арагорн на рояле и без штанов.

Арагорн (мрачно, обращаясь к назгулам): Так, исчезли быстро, а то я Вальдесу, в смысле, Пендальфу пожалуюсь.
Назгулы: Праааативный! (исчезают)
Арвен: Но это же была моя сцена!
Арагорн: Сначала потренируйся на кошках.
Хор кэцхен за сценой: (поют) Меня милый не целует,
Говорит: «Потом, потом!».
Прихожу, а он на печке
Тренируется с котом!

По сцене проходит Боромир в обнимку с кошкой. Все провожают его сочувственными взглядами.

Сцена 17


Фродо: Где я?
Пендальф: Ну наконец-то! А то всё броневичок, броневичок…
Фродо: А где мой бгоневичок?..
Пендальф: Бля…..

По сцене дефилирует Боромир с кошкой, Леголас в бигуди, Гимли с топором следует за Леголасом, изображая троллфэйс, за ними бежит Элронд. После них появляется прихрамывающая Арвен. Она отчаянно хрюкает.
Обозленный Пендальф прогоняет всех со сцены и продолжает бдить над больным.


Фродо: Насчет броневичка я пошутил!

Пендальф внимательно на него смотрит.

Фродо: Но вот Зимний взять было бы неплохо!

Пендальф дает ему посохом по башке.

Сцена 18


Фродо: Кто я? Загрузите мне личность!
Пендальф: Ну вот и хорошо.
Фродо (потирает лоб): Ладно, начнем издалека – а кто ты, собственно?
Пендальф: Пендальф.
Фродо: Что тебе надобно, старче?
Пендальф (сочувственно): Пиранья ты моя золотая…
Фродо: Аааа!
Пендальф: Угу.
Фродо: Ну и где ты, мать твою, шлялся?!
Пендальф: Нууу…

Сцены 19-30


Сарумян жестко имеет Пендальфа на крыше.

Сцена 31


Сарумян жестко имеет Пендальфа на крыше, как вдруг прилетает кэцхен. Пендальф прыгает на неё и с громким матом обрушивается вниз.

Худрук: Ну наконец-то…

Пендальф и кэцхен, хаотично подёргивая конечностями, взлетают на уровень крыши башни и с воплем обрушиваются обратно. Так несколько раз.

Худрук: Какая сволочь поставила под башней батут?!

Сцена 32


Пендальф: Ну, Фродо, это слишком долгая история… я тебе в другой раз расскажу.

Сцена 33


Типа Совет.

Элронд: На повестке дня такой вопрос. Вот Кольцо. Что будем с ним делать?
Гимли: Ну, давайте его расхуячим!
Леголас: Ну, хуячь, хули...
Боромир (в полголоса): Какое дивное эльфийское наречие…
Арагорн (тоже в полголоса): Это глагол.

Гимли хуячит.

Леголас (подкручивая прядь пальцем): А вот хули…
Гимли: Молчи, блондинка!
Элронд: Не ссорьтесь, девочки.
Кэцхен (из кустов): Мимими.
Боромир: А давайте я возьму это кольцо нахуй! И пойду Сарумана спасать!
Пендальф (заинтересованно): А от кого?
Боромир: А от тебя! Ты его заебал!
Пендальф (мечтательно): Ну, было дело.
Фродо: А ну всем заткнуться!
Арагорн (делая большие глаза): Даже мне?
Фродо (мрачно): И тебе! Сначала вылечите меня от астрального сифилиса, а потом я лично выкину это кольцо нахуй!
Элронд (заинтересованно): А на чей?
Фродо: А на чей налезет!

Все косятся на Арвен.

Арвен: Да я вообще девушка!
Арагорн: Я так и понял.
Пендальф: Кольцо выкидывать нельзя, оно представляет материальную и художественную ценность.
Боромир: Какую-какую ценность?
Пендальф: Эх, молодёжь… Вот в моё время это кольцо никому бы на хуй не налезло!
Фродо: Я решил. Я его возьму.
Боромир: Пендальфа?
Фродо: Кольцо, придурок. Хотя… Пендальфа я, пожалуй, тоже возьму.
Пендальф: Так я тебе и дал. У меня обязательства. Я Сарумяну книжку не вернул.
Боромир: Ну, в принципе, я могу передать…
Элронд: Нет уж, хватит здесь уже имеющихся передастов! Я вон дочь замуж выдать не могу какую уж сотню лет…
Арвен (краснея): Папа! Ты бы меня женить попробовал…
Элронд: Женить тебя мне ещё до этого не удалось. Арагорн, может, ты уже на моей дочери женишься?
Арагорн: Я лучше с Фродо пойду.
Элронд: Там же опасно.
Арагорн: А ниипёт.
Элронд: Ладно, один… два есть.
Пендальф: Три. Эти идиоты по моим лоциям дорогу никогда не найдут.
Фродо: Сэм тоже пойдет.
Гимли: Это кто сказал?!
Фродо: Я сказал.
Сэм (жалобно): Дядя…
Гимли: И меня запишите.
Элронд: Четыре.
Леголас: Но хули…?
Гимли: Так что ты тоже идешь.
Леголас: Ну вот еще.
Фродо: Идешь. Кто тут старше по званию?!
Арагорн: Я.
Худрук: Играем по сценарию!
Элронд: Валите уже!
Арагорн: Ну что, кто знает где ближайший бордель с шлюхами и тонто?
Худрук (в сторону): А насчет сифилиса то я пошутил.
Арагорн: Я передумал. Устроим темную худруку!

Сцена 34


Элронд: Эй, женишок, погоди минутку.
Арагорн: Да?
Элронд: Решил я вам подарок свадебный сделать. Вещь нужная, в хозяйстве пригодится.
Арагорн: Не надо!
Арвен: Надо. А то прибьют ненароком, что я делать буду?
Арагорн: Дрочить, что же еще?
Элронд: У меня не будет внуков?!
Арагорн (сочувственно): Не теряй надежды.
Элронд: Все равно возьми эту железку. Она мне не нужна, да еще острая, порезаться можно.

Элронд извлекает из широких штанин меч. Арагорн преклоняет голову и принимает меч. Элронд и Арвен ласково улыбаются.
Арагорн испуганно косится на их лыбы и бежит прочь, догоняя убегающий со сцены отряд.


Фродо: Чего дали?
Арагорн: Меч.
Фродо: А тут гравировка.
Арагорн: Что?! Пендальф, переведи!
Пендальф (сверяясь со словариком): «Я беременна. Арвен.»
Фродо (удивленно): Но это же мужик!
Пендальф: А эльфам это когда мешало?!

Гимли испуганно смотрит на мерзко ржущего Леголаса.
Арагорн пытается совершить харакири подаренным бастардом, но ему мешает рояль и канкан кэцхен.


Сцена 35


Сарумян бродит вокруг кладки со странными яйцами. У него в руках термометр.

Сарумян (грустно): Я, конечно, гусь, но какая из меня наседка?

Продолжение следует.
А, может, и не следует.
А, может быть, напишем,
А может быть — и нет!

@темы: О_Э, программа-минимум: захват мира, рупейздец, суровые будни боевых пидорасов, тварьчество

Высокое начальство в глубоком тылу

главная